Category: транспорт

зимнее Банное от Афтедарка

Революционный держите шаг!

...или Это нутрь - а там наружа!(с)

В общем, ездили мы вчера на революцьонном трамвае.
по заснеженному Петрограду 7-моноябрьскому городу.
Проект такой - с реконструкцией в виде заскакивания в трамвай проверяющих билеты красноармейцев и просто публики, с рассказом экскурсовода (интересным и приятным) и чаем со вкусностями.
Сначала я жутко злобилась: для начала, мы с маменькой ехали из Герцена и попали в эти прекрасные 10 баллов, которыми вчера накрыло город. Бросили машину у "Летучего голландца" и побежали дальше пешком - к месту отправки трамвая от улицы Мира, 28 в 19:17. Прикидываете, да, сколько бежать? Начали мы этот забег примерно в 19:10, ни на что, честно говоря, уже не надеясь - однако примерно в 19:30 узрели свою группу на Австрийской площади, куда они под мерный рассказ экскурсовода доволоклись от места сбора в 19:00, то есть от метро Горьковская. Еще полчаса мы шарашились по улице Мира, слушая то экскурсию, то сетования, что трамвай опаздывает.
Понимаете, да, в каком я была состоянии после такой пробежки и такой задержки - мысли о том, что можно было сразу приехать к 20:00 на совсем другую, более удобную, сторону Петроградки, терзали меня эгегей как.
Потом выяснилось, что чай не заявленный морковный, а "просто из термоса". А в трамвае холодно. И окна запотевают. А микрофон экскурсовода орет так, что у меня отдается в груди. А вокруг, напоминаю, по-прежнему 10 баллов.
А потом трамвай поехал. И из термоса разлили сбитень и иван-чай. И окна просто протерли рукавом. И к сбитню дали вкуснейших баранок, изюма в шоколаде, самолепных пирожков и настоящей белёвской пастилы. И микрофон сломался, так что экскурсовод продолжал просто голосом. И печка нагрелась и стала жарить. И маршрут от улицы Мира, через Троицкий мост и Марсово поле, мимо цирка, по Литейному и на Литейный мост, а потом Финляндский вокзал - и там революционные матросы и прочая, и прочая...
И снег, и сувениры или пуговицы трамвайщика в подарок, и всем вагоном подписали открыточку им в подарок и вручили организатору.
В общем, всё не просто удалось - всё очень хорошо!
А потом мы медленно и степенно волоклись от Ботанического сада, где (ну, примерно - на углу с Большой Монетной) нас высадили, до "Летучего голланда" к машине. И пили по пути чай в арт-кафе "коммунальная квартира", куда по дороге туда влетели, как два больших снежных шарика, попросившись в туалет и пообещав еще вернуться к ним нормально.
Collapse )

Спасибо организаторы!
Это было чудесно!
(учитывая вкуснейшие угощения и реконструкцию - я не понимаю, что вы зарабатываюте, собирая по 1000 рублей с человека)
И, конечно, неимоверно правильно, что это было именно вчера :)
татьянинский бал 2015

(no subject)

Подозреваю, что нашего дворника кто-то не выдержал и прибил. Потому что кажый день в 7 утра этот индивидуум приходил в наш двор-колодец, размером с чайное блюдце (для понимания: одновременно туда можно запихнуть пять машин и мотоцикл) и полтора часа - полтора часа, Карл!!! - вдумчиво его подметал. Причем очень неритмично))
И вот уже два утра его нет
Прямо не хватает чего-то, ну.
татьянинский бал 2015

(no subject)

Не могу передать, как раздражает меня эта реклама с "цепочкой добра",
когда кто-то один придерживает кому-то дверь, это видит третий, задумывается с серьезным видом,
потом, в свою очередь, помогает кому-то еще вынести коляску из автобуса,
четвертый видит и пропускает машину в пробке
и так далее.
Почему, почему об этих элементарных вещах надо говорить настолько отдельно, что снимать целые ролики?!
По крайней мере, нас в Советском Союзе так воспитывали в порядке вещей,
а не слезодавительную музычку на видео накладывали во взрослом возрасте.
Хотя снято всегда недурно, факт.
стрижка

(no subject)

а вот какой идиот придумал в 5 троллейбусе вот эти вот объявления остановок мерзким голосом на двух языках и с перечислением близлежащий достопримечательностей и краткими биографическими справками Галины Старовойтовой, например?
его бы, козла, самого в этот троллейбус дольше, чем на три остановки засунуть
стрижка

все о том же гудят поезда(с)

на самом деле, хочется серьезно и вдумчиво порассуждать на тему правильной-неправильной гибели одного/обоих братьев у Роулинг и у Толкиена
потому что в определенном смысле Толкиен - милосерднее.

*примечание:
я, в первую очередь, про Кили/Фили
Потому что Боромир/Фарамир не настолько показаны нам в своей близости
татьянинский бал 2015

вот так-то

"Мы каждый раз хотим вернуться - и забываем, что, пока нас не было, возвращаться стало некуда."
Дмитрий Быков. "ЖД"
кот

home, sweet home...

Вот я вновь посетил
эту местность любви, полуостров заводов,
парадиз мастерских и аркадию фабрик,
рай речный пароходов,
я опять прошептал:
вот я снова в младенческих ларах.
Вот я вновь пробежал Малой Охтой сквозь тысячу арок.

Предо мною река
распласталась под каменно-угольным дымом,
за спиною трамвай
прогремел на мосту невредимом,
и кирпичных оград
просветлела внезапно угрюмость.
Добрый день, вот мы встретились, бедная юность.

Джаз предместий приветствует нас,
слышишь трубы предместий,
золотой диксиленд
в черных кепках прекрасный, прелестный,
не душа и не плоть --
чья-то тень над родным патефоном,
словно платье твое вдруг подброшено вверх саксофоном.

В ярко-красном кашне
и в плаще в подворотнях, в парадных
ты стоишь на виду
на мосту возле лет безвозвратных,
прижимая к лицу недопитый стакан лимонада,
и ревет позади дорогая труба комбината.

Добрый день. Ну и встреча у нас.
До чего ты бесплотна:
рядом новый закат
гонит вдаль огневые полотна.
До чего ты бедна. Столько лет,
а промчались напрасно.
Добрый день, моя юность. Боже мой, до чего ты прекрасна.

По замерзшим холмам
молчаливо несутся борзые,
среди красных болот
возникают гудки поездные,
на пустое шоссе,
пропадая в дыму редколесья,
вылетают такси, и осины глядят в поднебесье.

Это наша зима.
Современный фонарь смотрит мертвенным оком,
предо мною горят
ослепительно тысячи окон.
Возвышаю свой крик,
чтоб с домами ему не столкнуться:
это наша зима все не может обратно вернуться.

Не до смерти ли, нет,
мы ее не найдем, не находим.
От рожденья на свет
ежедневно куда-то уходим,
словно кто-то вдали
в новостройках прекрасно играет.
Разбегаемся все. Только смерть нас одна собирает.

Значит, нету разлук.
Существует громадная встреча.
Значит, кто-то нас вдруг
в темноте обнимает за плечи,
и полны темноты,
и полны темноты и покоя,
мы все вместе стоим над холодной блестящей рекою.

Как легко нам дышать,
оттого, что подобно растенью
в чьей-то жизни чужой
мы становимся светом и тенью
или больше того --
оттого, что мы все потеряем,
отбегая навек, мы становимся смертью и раем.

Вот я вновь прохожу
в том же светлом раю -- с остановки налево,
предо мною бежит,
закрываясь ладонями, новая Ева,
ярко-красный Адам
вдалеке появляется в арках,
невский ветер звенит заунывно в развешанных арфах.

Как стремительна жизнь
в черно-белом раю новостроек.
Обвивается змей,
и безмолвствует небо героик,
ледяная гора
неподвижно блестит у фонтана,
вьется утренний снег, и машины летят неустанно.

Неужели не я,
освещенный тремя фонарями,
столько лет в темноте
по осколкам бежал пустырями,
и сиянье небес
у подъемного крана клубилось?
Неужели не я? Что-то здесь навсегда изменилось.

Кто-то новый царит,
безымянный, прекрасный, всесильный,
над отчизной горит,
разливается свет темно-синий,
и в глазах у борзых
шелестят фонари -- по цветочку,
кто-то вечно идет возле новых домов в одиночку.

Значит, нету разлук.
Значит, зря мы просили прощенья
у своих мертвецов.
Значит, нет для зимы возвращенья.
Остается одно:
по земле проходить бестревожно.
Невозможно отстать. Обгонять -- только это возможно.

То, куда мы спешим,
этот ад или райское место,
или попросту мрак,
темнота, это все неизвестно,
дорогая страна,
постоянный предмет воспеванья,
не любовь ли она? Нет, она не имеет названья.

Это -- вечная жизнь:
поразительный мост, неумолчное слово,
проплыванье баржи,
оживленье любви, убиванье былого,
пароходов огни
и сиянье витрин, звон трамваев далеких,
плеск холодной воды возле брюк твоих вечношироких.

Поздравляю себя
с этой ранней находкой, с тобою,
поздравляю себя
с удивительно горькой судьбою,
с этой вечной рекой,
с этим небом в прекрасных осинах,
с описаньем утрат за безмолвной толпой магазинов.

Не жилец этих мест,
не мертвец, а какой-то посредник,
совершенно один,
ты кричишь о себе напоследок:
никого не узнал,
обознался, забыл, обманулся,
слава Богу, зима. Значит, я никуда не вернулся.

Слава Богу, чужой.
Никого я здесь не обвиняю.
Ничего не узнать.
Я иду, тороплюсь, обгоняю.
Как легко мне теперь,
оттого, что ни с кем не расстался.
Слава Богу, что я на земле без отчизны остался.

Поздравляю себя!
Сколько лет проживу, ничего мне не надо.
Сколько лет проживу,
сколько дам на стакан лимонада.
Сколько раз я вернусь --
но уже не вернусь -- словно дом запираю,
сколько дам я за грусть от кирпичной трубы и собачьего лая.


И.Б. 1962.
хоботов это упадничество!

(no subject)

в этом году мы с К. - оооо!!! - были на его день рождения единственный буквально раз за все годы не поругамшись.
и конечно же, я вчера пафосно почти забыла его поздравить, а потом, спохватившись, позвонила со своим умением аккурат в момент нахождения К. в метро
карма, чо уж.