люциус, как ты себя выносишь (noliya) wrote,
люциус, как ты себя выносишь
noliya

продолжение

Кофе с вишневым ликером. Смешать, не взбалтывать.

*** № 11
Северус Снейп прибыл в гости в своем обычном расположении духа: благостном, потому что Малфой-мэнор оказывал на него именно такое влияние, и мрачном одновременно, потому что остальной окружающий мир приводил его именно в такое состояние.
- Люц, послушай... Мне нужно поговорить с тобой о Холмсе.
- И что, по-твоему, мы опять делаем не так? Или, может быть, тебе не нравится твои новые запонки, которые мы тебе предподнесли в честь открытия совместных, пусть и записанных на подставное лицо, но все же вполне себе алмазных копий? Что, камни маловаты? Или ты против совместных разработок в области авиации? Я тебе обещал, что никаких магических вмешательств — значит, их нет, ты же знаешь. А-а, быть может, тебя не устраивает новейшее слово пластической медицины? Но, в конце концов, я честно получил у Министерства лицнзию!
- Да о младшем Холмсе, идиот. Но список твоих новых достижений впечатляет. Подожди, это что, настоящие алмазы в тех запонках?!
- А что, ты уже обменял их Дамблдору на коробку лимонных долек?
- Мерлин! Люц, между прочим, я серьезно. Кстати, запонки мне на самом деле нравятся, спасибо.
- Наслаждайся. Так что там у тебя? Кстати, почему ты желаешь поговорить на эту тему со мной, а не с Майкрофтом? Я и видел-то этого вашего гения один раз, да и то мельком. Практически не запомнил.
- Ну, во-первых ты врешь, а во-вторых это неважно, потому что он-то тебя запомнил.
- Звучит угрожающе. И что?
- Вот и послушай, что. Только внимательно послушай. А потом скажешь свое мнение.
И Снейп рассказал Малфою о многих случаях изумтельных логических построений мистера Холмса-младшего. Начиная от памятного утра 1-го сентября, овеянном запахом вишневого ликера и заканчивая вчерашним раскрытием «дела лимонных долек», как насмешливо обозвал случившееся Дамблдор. Суть всего происходящего состояла в том, что после памятного выступления Шерлока с бюваром Кейт Стоун, некоторые хогвартские умники развлекались тем, что подкидывали юному уму очередную заказдку, то упрятав за семью замками какую-нибудь вещь, то устроив иную головоломку. Холмс-младший щелкал задачи как орешки, с неизменно презрительным выражением лица, но такой опытный мастер скрывания собственных эмоций как Северус Снейп не мог не разглядеть довольный блеск в глазах мальчишки. Люциус слушал практически не перебивая, лишь выводы о нем самом, сделанные юным гением, вызвали взрыв эмоций. Малфой кричал, что никогда больше он не пустит в дом этого лживого маггла, который обсуждает с младшим братом жизнь Люциуса Малфоя в таких подробностях. Снейп терпеливо переждал вспышку гнева, а потом спокойно сказал:
- Люци. Майкрофт никогда и ничего не говорил Шерлоку про тебя.
Пришлось переждать еще одну тираду.
- Люц, поверь. В конце концов, он когда-нибудь тебя обманывал?
- До этого момента я думал, что меня — нет!!!
- Так вот и спроси его прямо. Уверен, что он ответит тебе то же самое, что и я: он никогда не говорил о тебе с Шерлоком.
- А кто даст гарантию, что он скажет правду?
- Во-первых, только скажи — и я напою его веритасериумом. А во-вторых...видишь ли, Майкрофт в принципе с ним практически не разговаривает. Совсем.
Малфой молчал, переваривая услышанное. Потом, уложив что-то в голове по полочкам, произнес:
- Ну хорошо, допустим. То есть, ты хочешь сказать, что одиннадцатилетний ребенок может за полминуты определить, по каким кабакам ты шлялся, или где в огромном Хогвартсе, в котором и Дамблдор-то может заблудиться, спрятана какая-то вещь, или чем занимается и как ведет себя в семейной жизни человек, которого он видит впервые?!
Снейп кивнул. Малфой нервно откинул за ухо серебристую прядь и продолжил:
- И при этом ты утверждаешь, что в ментальном смысле он силен только в блокировке, а сам мысли читать не может?
Снова молчаливый кивок.
- Он помнит рецепт любого зелья наизусть, но может забыть, что «Ромео и Джульетту» написал Шекспир, если сочтет, что ему не нужна эта информация? Однако при необходимости вспомнит это, не залезая в справочник?
Снейп кивнул в третий раз.
- Сева...он гений?
- Люци, это банальная очевидность. Вопрос не в этом, а в том, что с этим делать.
- Тебе не кажется, что это проблема Майкрофта? Или, как минимум, декана Хаффлпафа? Или, на худой конец, Дамблдора? Ты-то тут при чем?
И вот тут Снейп удивил друга еще сильнее. Отвернувшись к окну, он произнес очень грустным голосом:
- В том и дело, что я тут вроде как и не при чем. Понимаешь?
- Не понимаю, почему это повергает тебя в такую вселенскую скорбь?
- Знаешь, в первые минуты знакомства меня воротило от них обоих. Потом я страстно хотел и так же страстно боялся, что Шерлок попадет в Слизерин, и чуть не набил Майкрофту морду, когда тот сказал, что у его брата нет ни честности, ни верности. Сейчас я думаю, что такое высказывание, возможно, слишком категорично, но оно очень похоже на правду. И я не просто хочу понять, что же может стать с человеком, который принял чужую, пусть и родовую, магию, который видит тебя насквозь по каким-то механическим приметам, но не может читать мысли, которому интересна правда и только правда, но в котором нет ни грамма верности собственному брату, который не просто наделил его магией, а отдал свою. Да, он действительно умен и амбициозен, трудолюбив и отчаянно смел, но в нем нет чего-то просто человеческого, понимаешь? И я хотел бы не наблюдать со стороны, чем закончится эксперимент, а помочь этому ребенку.
- Если он нуждается в помощи.
- Именно, Люциус. Если нуждается. А я не понимаю, нуждается ли он хоть в чем-то, кроме бесконечного допинга для работы мозга. При этом он не интересуется природой магии, его не восхищает возможность творить с ее помощью невозможные вещи. Она у него утилитарна — перенести книгу, если за ней лень встать с кресла, заставить котел кипеть с нужной интенсивностью. Когда я спросил его, почему в первый день он смотрел на потолок большого зала, на самодвижущиеся лестницы и на прочие чудеса Хогвартса с таким пресным выражением лица, неужели ему было неинтересно понять, как это работает, знаешь, что он ответил?
- Кажется, знаю. Он посмотрел на тебя внимательным взглядом и сказал, что и так понятно, что это магия.
- Только еще добавил «это же очевидно, профессор». Понимаешь?
- Знаешь... - Люциус давно не был так серьезен, - возможно, я сильно ошибаюсь, но что-то тебе директор наплел про «передачу магии из-за смертельной опасности, да еще когда-то тм потом и может быть». По-моему, Майкрофт просто понял, что в обычном маггловском мире такой субъект нормально жить не сможет. Так что в определенном смысле да, это было спасение жизни.
Снейп потрясенно смотрел на Малфоя. Но, как ни крути, выходило, что тот прав.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments