люциус, как ты себя выносишь (noliya) wrote,
люциус, как ты себя выносишь
noliya

Она просыпается, снова недоверчиво косится на дальний угол, в котором висит, как трофей, серая голова. У нее с утра мигрень, у мужа горят трубы, причем не в охотничьем смысле, она всегда не права.
У нее пмс, и она променяла бы все на свете, чтобы только снова идти по залитой солнцем тропинке туда, на восток от старого дуба, где уходят вправо и влево две разных тропинки, одна – напрямки через поле, другая наискосок.
И она бы снова сказала про ту, которая покороче, шла бы как можно медленней, чтобы он только успел впереди, чтобы потом так сладко голову ей заморочил, впрочем, она бы сразу, с порога, от двери – в постель, все побоку и позади.
Но нужно вставать, варить кофе, кормить завтраком мужа-егеря, выносить из-под бабки судно. Потом слушать мать, которая сидит на кухне, подперев голову кулаком, да все ноет о том, как же ей, Господи, трудно. Выводок дочерей, от пяти до пятнадцати, все в отца, особенно охотничьими замашками, да нелюбовью к красному цвету. Воспоминанья скукоживаются, она спадает с лица, бормоча сквозь зубы мечту о скором конце света.
И только глубоко за полночь, когда все успокоятся и уснут крепким сном, она подкрадется туда, в пугающий дальний угол, встанет как в детстве на цыпочки и, даже не смахивая паутину с плеча, крепко и долго поцелует оскаленную волчью пасть, прошептав: «ведь тогда так и не случилось – в губы».
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments